Прогноз погоды

Еще один "Гражданин Поэт":Леонид Каганов о Рошале и Голиковой

развернуть

Ничего не предвещало грома. Шел себе симпозиум врачей.
Путин в уголке сидел, как дома, не вникая в таинство речей.
Крупные чиновники Минздрава, дамы, возглавлявшие собес,
у его колен сидели справа (кое-кто и на колени влез).
Штатный оператор за треногой нехотя снимал видеоряд,
как врачи разумно и помногу о своих успехах говорят.
В микрофон зачитывались сводки, данные по разным городам.
Пожилой фотограф делал фотки строгих лиц, сидящих по рядам.
Воздух пах цветами и буфетом — где-то там, на нижнем этаже,
повара готовились к фуршету, столь необходимому уже.


И когда почти уже казалось, что пора пройти на тот этаж,
вышел на трибуну перед залом крайне подозрительный типаж.
Вышел просто, как к фонтану в ГУМе, взяв большую папку, как скрижаль.
Это был известный вольнодумец Леонид Михайлович Рошаль.
Он забрался, зол и безрассуден, на трибуну, как на пьедестал.
Растерялись все. И даже Путин как-то останавливать не стал.
В зале чистом, светлом и огромном в тот же миг повисла тишина.
Вечерок переставал быть томным. Обстановка делалась страшна.
Стало ясно: он чего-то скажет. Замерли ученые мужи,
ожидая несомненной лажи, клеветы, и беспардонной лжи.

Он сказал: коллеги, что ж такое? Может, нам устроить диалог?
Нам в больницах не хватает коек из-за ваших министерских склок.
Он сказал: зарплаты маловаты, медики живут почти что в долг.
Он сказал: в больницах мало ваты. И к концу подходит валидол.
Он сказал: людей пока что лечим, только стало очень тяжело.
И лечить уже почти что нечем. Потому что не дают бабло.
Он сказал: чиновники указы сочиняют на пятьсот страниц,
а потом финансы раз от разу так и не доходят до больниц.
Он сказал: у медсестер зарплаты не хватает просто ни на что
и зимою белые халаты часто заменяют им пальто.
Он сказал как откровенный циник: те, кто возглавляют наш Минздрав,
ничего не смыслят в медицине. И скажите мне, что я не прав!
И взглянув на Путина с тоскою, он развел руками: очень жаль.
И покинул зал, махнув рукою, Леонид Михайлович Рошаль.


Он ушел. Зато осталась в зале, в воздухе повиснув между лож,
сказанная доктором Рошалем дикая чудовищная ложь.
Наглая — что ясно даже детям! Подлая — что видно по всему!
Ложь, которой место в интернете, а не в государственном дому!
Но не запятнать хвалу и славу! Мы дадим решительный отпор!
И письмо сотрудников Минздрава понеслось вдогонку, как топор:


"Вэ-Вэ-Путин. Точка. В этом зале, запятая, очень вас любя,
сказанное доктором Рошалем угнетает веру нас в себя.
Мы — тире — не только в регионах, запятая, от всего лица
нами разработанных законов, запятая, просто молодца!
Укрепляя, запятая, множа, здравоохранению трудясь,
вылезая прямо вон из кожи, он нас очернил прилюдно в грязь.
Нам — тире — сидящим в кабинете, показав себя во всей красе,
сильно уронил Рошаль свой рейтинг в виде палки в нашем колесе.
Эта негативная оценка, отрицая наш большой успех,
послужила как горох об стенку, ставя под сомнение нас всех!
Вэ-Вэ-Путин! Очень будем рады, с целью укрупняться и расти
попросить от всяческих нападок нашу честь надежно огрести!
Дата подписания — сегодня. Подписали, выражая гнев,
триста тысяч сто один работник Минсоцздравразвития РФ".

Источник



0
0

Ключевые слова: Л. Рошаль, Минздрав, Пальто, стихи

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии

Последние комментарии


Поиск по блогу